Параграф первый – Коротков вылетел

Параграф первый – Коротков вылетел

Миша Булгаков.

Дьяволиада

Повесть о том, как близнецы загубили делопроизводителя

Происшествие 20-го числа

В то время, как все люди скакали с одной службы на другую, товарищ Коротков крепко служил в Главцентрбазспимате (Основная Центральная База Спичечных Материалов) на штатной должности делопроизводителя и прослужил в ней целых 11 месяцев.

Пригревшись в Спимате, ласковый, тихий блондин Коротков совсем вытравил Параграф первый – Коротков вылетел у себя в душе идея, что есть на свете так именуемые превратности судьбы, и привил взамен нее уверенность, что он – Коротков – будет служить в базе до окончания жизни на земном шаре. Но, как досадно бы это не звучало, вышло совершенно не так…

20 сентября 1921 года кассир Спимата накрылся Параграф первый – Коротков вылетел собственной неприятной ушастой шапкой, уложил в портфель полосатую ассигновку и уехал. Это было в 11 часов пополуночи.

Возвратился же кассир в 4 1/2 часа полудня, совсем влажный. Приехав, он стряхнул с шапки воду, положил шапку на стол, а на шапку – портфель и произнес:

– Не напирайте, господа.

Позже пошарил для чего-то Параграф первый – Коротков вылетел в столе, вышел из комнаты и возвратился через четверть часа с большой мертвой курицей со свернутой шейкой. Курицу он положил на портфель, на курицу – свою правую руку и молвил:

– Средств не будет.

– Завтра? – хором заорали дамы.

– Нет, – кассир замотал головой, – и завтра не будет, и послезавтра. Не налезайте, господа, а Параграф первый – Коротков вылетел то вы мне, товарищи, стол опрокинете.

– Как? – воскликнули все, и в том числе доверчивый Коротков.

– Граждане! – рыдающим голосом запел кассир и локтем отмахнулся от Короткова. – Я же прошу!

– Да как? – орали все и громче всех этот комик Коротков.

– Ну, пожалуйста, – сипло пробормотал кассир и, вытащив из ранца ассигновку Параграф первый – Коротков вылетел, показал ее Короткову.

Над тем местом, куда тыкал грязный ноготь кассира, наискось было написано красноватыми чернилами:

«Выдать.

за т.Субботникова – Сенат».

Ниже фиолетовыми чернилами было написано:

«Денег нет.

За т.Иванова – Смирнов».

– Как? – кликнул один Коротков, а другие, пыхтя, навалились на кассира.

– Ах ты, Господи! – растерянно заныл тот. – При чем Параграф первый – Коротков вылетел я здесь? Боже ты мой!

Торопливо засунув ассигновку в портфель, он накрылся шапкой, портфель засунул под мышку, взмахнул курицей, кликнул: «Пропустите, пожалуйста!» – и, проломив брешь в живой стенке, пропал в дверцах.

За ним с писком побежала бледноватая регистраторша на больших заостренных каблуках, левый каблук у самых дверей с хрустом отвалился Параграф первый – Коротков вылетел, регистраторша качнулась, подняла ногу и сняла туфлю.

И в комнате осталась она, – босоногая на одну ногу, и все другие, в том числе и Коротков.

Продукты производства

Через три денька после описанного действия дверь отдельной комнаты, где занимался товарищ Коротков, приоткрылась, и женская заплаканная голова злостно произнесла:

– Товарищ Коротков Параграф первый – Коротков вылетел, идите жалованье получать.

– Как? – отрадно воскрикнул Коротков и, насвистывая увертюру из «Кармен», побежал в комнату с надписью: «касса». У кассирского стола он тормознул и обширно открыл рот. Две толстых колонны, состоящие из желтоватых пачек, выселись до самого потолка. Чтоб не отвечать ни на какие вопросы, потный и взволнованный кассир кнопкой пришпилил к Параграф первый – Коротков вылетел стенке ассигновку, на которой сейчас имелась 3-я надпись зеленоватыми чернилами:

«Выдать продуктами производства.

За т.Богоявленского – Преображенский.

И я полагаю – Кшесинский».

Коротков вышел от кассира, обширно и тупо улыбаясь. В руках у него было 4 огромных желтоватых пачки, 5 малеханьких зеленоватых, а в кармашках 13 голубых коробок спичек. У себя Параграф первый – Коротков вылетел в комнате, прислушиваясь к рокоту изумленных голосов в канцелярии, он упаковал спички в два больших листа нынешней газеты и, не сказавшись никому, отбыл со службы домой. У подъезда Спимата он чуть ли не попал под автомобиль, в каком кто-то подъехал, но кто конкретно, Коротков не рассмотрел.

Прибыв домой, он Параграф первый – Коротков вылетел выложил спички на стол и, отойдя, полюбовался на их. Глуповатая ухмылка не сходила с его лица. Потом Коротков взъерошил белокурые волосы и произнес себе:

– Ну-с, унывать здесь длительно нечего. Попытаемся их реализовать.

Он постучался, к соседке собственной, Александре Федоровне, служащей в Губвинскладе.

– Войдите, – глухо отозвалось в комнате.

Коротков Параграф первый – Коротков вылетел вошел и удивился. Заблаговременно вернувшаяся со службы Александра Федоровна в пальто и шапочке посиживала на корточках на полу. Перед нею стоял строй бутылок с пробками из газетной бумаги, заполненных жидкостью густого красноватого цвета. Лицо у Александры Федоровны было заплакано.

– 46, – произнесла она и оборотилась к Короткову.

– Это чернила?.. Здрасти, Александра Федоровна Параграф первый – Коротков вылетел, – вымолвил пораженный Коротков.

– Церковное вино, – всхлипнув, ответила соседка.

– Как, и вам? – ахнул Коротков.

– И вам церковное? – удивилась Александра Федоровна.

– Нам – спички, – угасшим голосом ответил Коротков и закрутил пуговицу на пиджаке.

– Да ведь они же не пылают! – воскликнула Александра Федоровна, поднимаясь и отряхивая юбку.

– Как это так Параграф первый – Коротков вылетел, не пылают? – ужаснулся Коротков и ринулся к для себя в комнату. Там, не теряя ни минутки, он схватил коробку, с треском распечатал ее и чиркнул спичкой. Она с шипеньем вспыхнула зеленым огнем, переломилась и погасла. Коротков, задохнувшись от едкого серного аромата, болезненно закашлялся и зажег вторую. Та выстрелила, и два огня брызнули Параграф первый – Коротков вылетел от нее. 1-ый попал в оконное стекло, а 2-ой – в левый глаз товарища Короткова.

– А-ах! – кликнул Коротков и выронил коробку.

Несколько мгновений он перебирал ногами, как жгучая лошадка, и зажимал глаз ладонью. Потом с страхом заглянул в бритвенное зеркало, уверенный, что лишился глаза. Но глаз оказался на месте Параграф первый – Коротков вылетел. Правда, он был красен и излучал слезы.

– Ах, Боже мой! – расстроился Коротков, немедля достал из комода южноамериканский личный пакет, вскрыл его, обвязал левую половину головы и стал похож на раненного в бою.

Всю ночь Коротков не гасил огня и лежал, чиркая спичками. Вычиркал он таким макаром Параграф первый – Коротков вылетел три коробки, при этом ему удалось зажечь 63 спички.

– Лжет, дурочка, – ворчал Коротков, – красивые спички.

Под утро комната заполнилась удушливым серным запахом. На рассвете Коротков заснул и увидал дурной, ужасный сон: как будто на зеленоватом лугу очутился перед ним большой, живой биллиардный шар на ножках. Это было так гнусно, что Коротков заорал Параграф первый – Коротков вылетел и пробудился. В мутной темноте еще секунд 5 ему мерещилось, что шар здесь, около постели, и очень очень пахнет сероватой. Но позже все это пропало; поворочавшись, Коротков уснул и уже не пробуждался.

Лысый появился

На последующее утро Коротков, сдвинув повязку, удостоверился, что глаз его практически оздоровел. Все же повязку лишне усмотрительный Коротков Параграф первый – Коротков вылетел решил пока не снимать.

Явившись на службу с большим запозданием, хитрецкий Коротков, чтоб не возбуждать кривотолков посреди низших служащих, прямо прошел к для себя в комнату и на столе отыскал бумагу, в коей заведующий подотделом укомплектования запрашивал заведующего базой, – будет ли выдано машинисткам обмундирование. Прочитав бумагу правым глазом, Коротков Параграф первый – Коротков вылетел взял ее и отправился по коридору к кабинету заведующего базой т.Чекушина.

И вот у самых дверей в кабинет Коротков столкнулся с неведомым, поразившим его своим видом.

Этот неведомый был так малеханького роста, что достигал высочайшему Короткову только до талии. Недочет роста искупался чрезвычайной шириной плеч неведомого. Квадратное Параграф первый – Коротков вылетел туловище посиживало на искривленных ногах, при этом левая была колченогая. Но примечательнее всего была голова. Она представляла собою точную огромную модель яичка, насаженного на шейку горизонтально и острым концом вперед. Лысой она была тоже как яичко и так блестящей, что на темени у неведомого, не угасая, горели электронные лампочки. Крошечное Параграф первый – Коротков вылетел лицо неведомого было выбрито до синевы, и зеленоватые мелкие, как булавочные головки, глаза посиживали в глубочайших впадинах. Тело неведомого было облечено в расспахнутый, сшитый из сероватого одеяла френч, из-под которого выглядывала малороссийская вышитая рубаха, ноги в брюках из того же материала и низеньких с вырезом Параграф первый – Коротков вылетел сапожках гусара времен Александра I.

«Т-типик», – поразмыслил Коротков и устремился к двери Чекушина, стараясь миновать лысого. Но тот совсем внезапно заградил Короткову дорогу.

– Что вам нужно? – спросил лысый Короткова таким голосом, что нервный делопроизводитель вздрогнул. Этот глас был совсем похож на глас медного таза и отличался таким тембром, что у каждого Параграф первый – Коротков вылетел, кто его слышал, при каждом слове происходило повдоль позвоночника чувство шершавой проволоки. Не считая того, Короткову показалось, что слова неведомого пахнут спичками. Невзирая на все это, некомпитентный Коротков сделал то, чего делать ни при каких обстоятельствах не следовало, – обиделся.

– Гм… достаточно удивительно. Я иду с бумагой… А позвольте Параграф первый – Коротков вылетел выяснить, кто вы так…

– А вы видите, что на двери написано?

Коротков поглядел на дверь и увидал издавна знакомую надпись:

Без доклада не заходить

– Я и иду с докладом, – ступил Коротков, указывая на свою бумагу.

Лысый квадратный внезапно рассердился. Глазки его вспыхнули желтыми искорками.

– Вы, товарищ, – произнес он Параграф первый – Коротков вылетел, оглушая Короткова кастрюльными звуками, – так неразвиты, что не осознаете значения самых обычных служебных надписей. Я положительно удивляюсь, как вы служили до сего времени. Вообщем здесь у вас много увлекательного, к примеру, эти подбитые глаза на каждом шагу. Ну, ничего, это мы все приведем в порядок. («А-ах!» – ахнул про Параграф первый – Коротков вылетел себя Коротков.) Дайте сюда!

И с последними словами неведомый вырвал из рук Короткова бумагу, одномоментно прочитал ее, вынул из кармашка штанов обгрызенный хим карандаш, приложил бумагу к стенке и косо написал несколько слов.

– Ступайте! – гаркнул он и ткнул бумагу Короткову так, что чуть ли не выколол ему и последний глаз. Дверь в Параграф первый – Коротков вылетел кабинет взвыла и проглотила неведомого, а Коротков остался в оцепенении, – в кабинете Чекушина не было.

Пришел в себя сконфуженный Коротков через полминуты, когда впритирку налетел на Лидочку де Руни, личную секретаршу т.Чекушина.

– А-ах! – ахнул т.Коротков. Глаз у Лидочки был закутан точно таким же личным материалом Параграф первый – Коротков вылетел с той различием, что концы бинта были завязаны кокетливым бантом.

– Что это у вас?

– Спички! – раздраженно ответила Лидочка. – Окаянные.

– Кто там таковой? – шепотом спросил убитый Коротков.

– Разве вы не понимаете? – зашептала Лидочка, – новый.

– Как? – пискнул Коротков, – а Чекушин?

– Выгнали вчера, – злостно произнесла Лидочка и прибавила, ткнув пальчиком по Параграф первый – Коротков вылетел направлению кабинета: – Ну и гу-усь. Вот это фрукт. Такового неприятного я в жизнь свою не видала. Кричит! Уволить!.. Подштанники лысые! – добавила она внезапно, так что Коротков выпучил на нее глаз.

– Как фа…

Коротков не успел спросить. За дверцей кабинета грянул ужасный глас: «Курьера!» Делопроизводитель и секретарша одномоментно разлетелись в различные Параграф первый – Коротков вылетел стороны. Прилетев в свою комнату, Коротков сел за стол и произнес сам для себя такую речь:

– Ай, яй, яй… Ну, Коротков, ты влопался. Необходимо это дельце исправлять… «Неразвиты»… Хм… Наглец… Хорошо! Вот ты узреешь, как это так Коротков неразвит.

И одним глазом делопроизводитель прочитал писание лысого. На бумаге Параграф первый – Коротков вылетел стояли кривые слова:

«Всем машинисткам и дамам вообщем вовремя будут выданы солдатские кальсоны».

– Вот это здорово! – восхищенно воскрикнул Коротков и сладострастно дрогнул, представив для себя Лидочку в солдатских кальсонах. Он немедленно вынул незапятнанный лист бумаги и в три минутки сочинил:

«Телефонограмма.

Заведующему подотделом укомплектования точка. В ответ Параграф первый – Коротков вылетел на отношение ваше за №0,15015 (6) от 19-го числа, запятая Главспимат докладывает запятая, что всем машинисткам и вообщем дамам вовремя будут выданы солдатские кальсоны точка Заведывающий тире подпись Делопроизводитель тире Варфоломей Коротков точка».

Он позвонил и явившемуся курьеру Пантелеймону произнес:

– Заведующему на подпись.

Пантелеймон подсевал губками, взял бумагу и вышел.

Четыре часа после Параграф первый – Коротков вылетел чего Коротков прислушивался, не выходя из собственной комнаты, в том расчете, чтоб новый заведывающий, если вздумает обходить помещение, обязательно застал его погруженным в работу. Но никаких звуков из ужасного кабинета не доносилось. Раз только долетел смутный металлический глас, будто бы угрожающий кого-либо уволить, но кого конкретно, Коротков не расслышал Параграф первый – Коротков вылетел, хоть и припадал ухом к замочной скважине. В 3 1/2 часа полудня за стенкой канцелярии раздался глас Пантелеймона:

– Уехали на машине.

Канцелярия тотчас зашумела и разбежалась. Позднее всех в одиночестве отбыл домой т.Коротков.

Параграф 1-ый – Коротков вылетел

На последующее утро Коротков с радостью удостоверился, что глаз его больше не нуждается в Параграф первый – Коротков вылетел лечении повязкой, потому он с облегчением скинул бинт и сходу похорошел и поменялся. Напившись чаю по-быстрому, Коротков потушил примус и побежал на службу, стараясь не запоздать, и запоздал на 50 минут из-за того, что трамвай заместо шестого маршрута пошел окружным методом по седьмому, заехал в Параграф первый – Коротков вылетел отдаленные улицы с малеханькими домиками и там сломался. Коротков пешком победил три версты и, запыхавшись, забежал в канцелярию, в момент когда кухонные часы «Альпийской розы» пробили одиннадцать раз. В канцелярии его ждало зрелище совсем необыкновенное для одиннадцати часов утра. Лидочка де Руни, Милочка Литовцева, Анна Евграфовна, старший бухгалтер Дрозд Параграф первый – Коротков вылетел, инструктор Гитис, Номерацкий, Иванов, Мушка, регистраторша, кассир – словом, вся канцелярия не посиживала на собственных местах за кухонными столами бывшего ресторана «Альпийской розы», а стояла, сбившись в тесноватую кучку у стенки, на которой гвоздем была прибита четвертушка бумаги. При входе Короткова пришло неожиданное молчание, и все потупились.

– Здрасти, господа, что Параграф первый – Коротков вылетел же все-таки это такое? – спросил ошеломленный Коротков.

Масса молчком расступилась, и Коротков прошел к четвертушке. 1-ые строки взглянули на него уверенно и ясно, последние через слезный, ошеломляющий туман.

Приказ №1

1. За неприемлимо небрежное отношение к своим обязательствам, вызывающее возмутительную неурядицу в принципиальных служебных бумагах, а равно и за возникновение на службе в Параграф первый – Коротков вылетел отвратительном виде разбитого, по-видимому, в стычке лица, тов. Коротков увольняется с этого 26-го числа, с выдачей ему трамвайных средств по 25-е включительно.

Параграф 1-ый был в то же время и последним, а под параграфом красовалась большими знаками подпись:

«Заведующий кальсонер».

20 секунд в пыльном хрустальном зале «Альпийской розы Параграф первый – Коротков вылетел» правило безупречное молчание. При всем этом лучше всех, поглубже и мертвеннее молчал зеленый Коротков. На 20 первой секунде молчание лопнуло.

– Как? Как? – прозвенел дважды Коротков совсем как разбитый о каблук альпийский бокал, – его фамилия Кальсонер?..

При ужасном слове канцелярские брызнули в различные стороны и мгновенно расселись по столам, как Параграф первый – Коротков вылетел вороны на телеграфной проволоке. Лицо Короткова сменило гнилостную зеленоватую плесень на пятнистый пурпур.

– Ай, яй, яй, – загудел в отдалении, высматривая из гроссбуха. Скворец, – как вы это так, батюшка, промахнулись? А?

– Я ду-думал, задумывался… – прохрустел осколками голоса Коротков, – прочел заместо «Кальсонер» «Кальсоны». Он с малеханькой буковкы пишет фамилию!

– Подштанники я Параграф первый – Коротков вылетел не одену, пусть он успокоится! – хрустально звякнула Лидочка.

– Тсс! – змеей зашипел Скворец, – что вы?

Он нырнул, спрятался в гроссбухе и прикрылся страничкой.

– А насчет лица он не имеет права! – негромко выкрикнул Коротков, становясь из пурпурового белоснежным, как горностай, – я нашими же сволочными спичками выжег глаз, как и Параграф первый – Коротков вылетел товарищ де Руни!

– Тише! – пискнул побледневший Гитис, – что вы? Он вчера испытывал их и отыскал потрясающими.

Д-р-р-р-р-р-ррр, – внезапно зазвенел электронный звонок над дверцей… и тотчас тяжелое тело Пантелеймона свалилось с табурета и покатилось по коридору.

– Нет! Я объяснюсь. Я объяснюсь! – высоко и тонко Параграф первый – Коротков вылетел спел Коротков, позже кинулся на лево, кинулся на право, пробежал шагов 10 на месте, искаженно отражаясь в пыльных альпийских зеркалах, вынырнул в коридоре и побежал на свет мерклой лампочки, висячей над надписью «Отдельные кабинеты». Запыхавшись, он стал перед ужасной дверцей и очнулся в объятиях Пантелеймона.

– Товарищ Пантелеймон, – заговорил неспокойно Коротков. – Ты меня Параграф первый – Коротков вылетел, пожалуйста, пусти. Мне необходимо к заведующему сию секунду…

– Нельзя, нельзя, никого не велено пущать, – захрипел Пантелеймон и ужасным запахом луку затушил решимость Короткова, – нельзя. Идите, идите, государь Коротков, а то мне через вас неудача будет…

– Пантелеймон, мне же необходимо, – угасая, попросил Коротков, – здесь, видишь ли, дорогой Пантелеймон, случился приказ Параграф первый – Коротков вылетел… Пусти меня, милый Пантелеймон.

– Ах ты ж, Господи… – в страхе обернувшись на дверь, забормотал Пантелеймон, – говорю вам, нельзя. Нельзя, товарищ!

В кабинете за дверцей грянул телефонный звонок и ухнул в медь тяжкий глас:

– Пищу! На данный момент!

Пантелеймон и Коротков расступились; дверь распахнулась, и по коридору помчался Параграф первый – Коротков вылетел Кальсонер в фуражке и с ранцем под мышкой. Пантелеймон впритруску побежал за ним, а за Пантелеймоном, незначительно поколебавшись, кинулся Коротков. На повороте коридора Коротков, бледноватый и взволнованный, перескочил под руками Пантелеймона, опередил Кальсонера и побежал перед ним задом.

– Товарищ Кальсонер, – забормотал он прерывающимся голосом, – позвольте одну минуточку сказать… Здесь Параграф первый – Коротков вылетел я по поводу приказа…

– Товарищ! – звякнул неистово стремящийся и озабоченный Кальсонер, сметая Короткова в беге, – вы же видите, я занят? Пищу! Пищу!..

– Так я насчет прика…

– Неуж-то вы не видите, что я занят?.. Товарищ! Обратитесь к делопроизводителю.

Кальсонер выбежал в вестибюль, где помещался на площадке большой брошенный орган Параграф первый – Коротков вылетел «Альпийской розы».

– Я ж делопроизводитель! – в страхе облившись позже, визгнул Коротков, – выслушайте меня, товарищ Кальсонер!

– Товарищ! – заревел, как сирена, ничего не слушая, Кальсонер и, на ходу обернувшись к Пантелеймону, кликнул:

– Примите меры, чтобы меня не задерживали!

– Товарищ! – ужаснувшись, захрипел Пантелеймон, – что ж вы задерживаете?

И не зная, какую меру необходимо Параграф первый – Коротков вылетел принять, принял такую, – ухватил Короткова поперек тела и легонько придавил к для себя, как возлюбленную даму. Мера оказалась реальной, – Кальсонер улизнул, как будто на роликах скатился с лестницы и выскочил в парадную дверь.

– Пит! Питт! – заорала за стеклами мотоциклетка, выстрелила 5 раз и, закрыв дымом окна, пропала. Здесь только Пантелеймон выпустил Короткова Параграф первый – Коротков вылетел, вытер пот с лица и проревел:

– Бе-да!

– Пантелеймон… – трясущимся голосом спросил Коротков, – куда он поехал? Скорей скажи, он другого, понимаешь ли…

– Кажись, в Центроснаб.

Коротков вихрем сбежал с лестницы, ворвался в шинельную, схватил пальто и кепку и выбежал на улицу.

Дьявольский фокус

Короткову подфартило. Трамвай в Параграф первый – Коротков вылетел ту же минутку поравнялся с «Альпийской розой». Успешно прыгнув, Коротков помчался вперед, стукаясь то о тормозное колесо, то о мешки на спинах. Надежда обжигала его сердечко. Мотоциклетка почему-либо задержалась и сейчас тарахтела впереди трамвая, и Коротков то терял из глаз, то вновь обретал квадратную спину в туче голубого Параграф первый – Коротков вылетел дыма. Минут 5 Короткова колотило и мяло на площадке, в конце концов у сероватого строения Центроснаба мотоциклетка стала. Квадратное тело закрылось прохожими и пропало. Коротков на ходу вырвался из трамвая, оборотился по оси, свалился, ушиб колено, поднял кепку и под носом автомобиля поторопился в вестибюль.

Покрывая полы влажными пятнами, 10-ки людей Параграф первый – Коротков вылетел шли навстречу Короткову либо обгоняли его. Квадратная спина мелькнула на втором марше лестницы, и, задыхаясь, он поторопился за ней. Кальсонер подымался со необычной, ненатуральной скоростью, и у Короткова сжималось сердечко при мысли, что он упустит его. Так и случилось. На 5-й площадке, когда делопроизводитель совсем обессилел, спина растворилась в гуще Параграф первый – Коротков вылетел физиономий, шапок и ранцев. Как молния Коротков взлетел на площадку и секунду колебался перед дверцей, на которой была две надписи. Одна золотая по зеленоватому с жестким знаком:

ДОРТУАР ПЕПИНЬЕРОКЪ

другая черным по белоснежному без твердого:

НАЧКАНЦУПРАВДЕЛСНАБ

Наудачу Коротков устремился в эти двери и увидал стеклянные большие клеточки и много светловолосых дам, бегавших Параграф первый – Коротков вылетел меж ними. Коротков открыл первую стеклянную перегородку и увидел за нею какого-то человека в голубом костюмчике. Он лежал на столе и забавно хохотал в телефон. Во 2-м отделении на столе было полное собрание сочинений Шеллера-Михайлова, а около собрания неведомая старая дама в платке взвешивала на Параграф первый – Коротков вылетел весах сушеную и плохо пахнущую рыбу. В 3-ем царствовал дробный непрерывный грохот и звоночки – там за шестью машинами писали и смеялись 6 светлых, мелкозубых дам. За последней перегородкой раскрывалось огромное место с пухлыми колоннами. Нестерпимый треск машин стоял в воздухе, и показывалась масса голов, – дамских и мужских, но Кальсонеровой посреди их Параграф первый – Коротков вылетел не было. Запутавшись и завертевшись, Коротков приостановил первую попавшуюся даму, пробегавшую с зеркалом в руках.

– Не лицезрели ли вы Кальсонера?

Сердечко в Короткове свалилось от радости, когда дама ответила, сделав большие глаза:

– Да, но он на данный момент уезжает. Догоняйте его.

Коротков побежал через колонный зал туда, куда ему Параграф первый – Коротков вылетел указывала малая белоснежная рука с блестящими красноватыми ногтями. Проскакав зал, он очутился на узенькой и темноватой площадке и увидал открытую пасть освещенного лифта. Сердечко ушло в ноги Короткову, – догнал… пасть воспринимала квадратную одеяльную спину и темный блестящий портфель.

– Товарищ Кальсонер, – проорал Коротков и окоченел. Зеленоватые круги в Параграф первый – Коротков вылетел большенном количестве запрыгали по площадке. Сетка закрыла стеклянную дверь, лифт тронулся, и квадратная спина, повернувшись, перевоплотился в богатырскую грудь. Все, все вызнал Коротков: и сероватый френч, и кепку, и портфель, и изюминки глаз. Это был Кальсонер, но Кальсонер с длинноватой ассирийско-гофрированной бородой, ниспадавшей на грудь. В мозгу Короткова немедля родилась идея Параграф первый – Коротков вылетел: «Борода выросла, когда он ехал на мотоциклетке и подымался по лестнице, – что все-таки это такое?» И потом 2-ая: «Борода липовая, – это что все-таки такое?»

А Кальсонер тем временем начал погружаться в сетчатую пучину. Первыми скрылись ноги, потом животик, борода, последними глазки и рот, выкрикнувший Параграф первый – Коротков вылетел нежные теноровые слова:

– Поздно, товарищ, в пятницу.

«Голос тоже привязной», – ударило в коротковском черепе. Секунды три мучительно горела голова, но позже, вспомнив, что никакое чернокнижниченство не должно останавливать его, что остановка – смерть, Коротков двинулся к лифту. В сетке показалась поднимающаяся на канате кровля. Тяжелая кросотка с блестящими камнями в Параграф первый – Коротков вылетел волосах вышла из-за трубы и, лаского коснувшись руки Короткова, спросила его:

– У вас, товарищ, порок сердца?

– Нет, ох нет, товарищ, – выговорил удивленный Коротков и шагнул к сетке, – не задерживайте меня.

– Тогда, товарищ, идите к Ивану Финогеновичу, – произнесла грустно кросотка, преграждая Короткову дорогу к лифту.

– Я не желаю! – плаксиво Параграф первый – Коротков вылетел воскликнул Коротков, – товарищ! Я спешу. Что вы?

Но дама осталась непоколебимой и грустной.

– Ничего не могу сделать, вы сами понимаете, – произнесла она и придержала за руку Короткова. Лифт тормознул, выплюнул человека с ранцем, закрылся сетью и снова ушел вниз.

– Пустите меня! – визгнул Коротков и, вырвав руку, с проклятием кинулся Параграф первый – Коротков вылетел вниз по лестнице. Пропархав 6 мраморных маршей и чуть ли не убив высшую перекрестившуюся старуху в наколке, он оказался понизу около большой новейшей стеклянной стенки под надписью вверху серебром по голубому:

Дежурные классные дамы

и понизу пером по бумаге:

Справочное

Черный кошмар окутал Короткова. За стенкой ясно мелькнул Кальсонер. Кальсонер иссиня бритый Параграф первый – Коротков вылетел, прежний и ужасный. Он прошел совершенно близко от Короткова, отделенный от него только тоненьким слоем стекла. Стараясь ни о чем же не мыслить, Коротков кинулся к блестящей медной ручке и потряс ее, но она не подалась.

Скрипнув зубами, он снова рванул зияющую медь и здесь исключительно в отчаянии рассмотрел крошечную надпись:

«Кругом Параграф первый – Коротков вылетел, через 6-й подъезд».

Кальсонер мелькнул и сгинул в темной нише за стеклом.

– Где 6-ой? Где 6-ой? – слабо кликнул он кому-то. Прохожие шарахнулись. Малая боковая дверь открылась, и из нее вышел люстриновый старичок в голубых очках с не малым перечнем в руках. Глянув на Короткова поверх очков, он улыбнулся Параграф первый – Коротков вылетел, пожевал губками.

– Что? Все ходите? – зашамкал он, – ей-Богу, зря. Вы уж послушайте меня, старичка, бросьте. Все равно я вас уже вычеркнул. Хи-хи.

– Откуда вычеркнули? – остолбенел Коротков.

– Хи. Понятно откуда, из списков. Карандашиком – чирк, и готово – хи-хи. – Старичок сладострастно засмеялся.

– Поз… вольте… Откуда же вы меня понимаете Параграф первый – Коротков вылетел?

– Хи. Шутник вы, Василий Павлович.

– Я – Варфоломей, – произнес Коротков и потрогал рукою собственный прохладный и скользкий лоб, – Петрович.

Ухмылка на минутку покинула лицо ужасного старичка.

Он уставился в лист и сухим пальчиком с длинноватым когтем провел по строкам.

– Что ж вы путаете меня? Вот он – Колобков, В.П.

– Я Параграф первый – Коротков вылетел – Коротков, – нетерпеливо кликнул Коротков.

– Я и говорю: Колобков, – обиделся старичок. – А вот и Кальсонер. Оба совместно переведены, а на место Кальсонера – Чекушин.

– Что?.. – не помня себя от радости, кликнул Коротков. – Кальсонера выбросили?

– Точно так-с. Денек всего успел поуправлять, и вышибли.

– Боже! – ликуя воскрикнул Коротков, – я Параграф первый – Коротков вылетел спасен! Я спасен! – и, не помня себя, он сжал костистую когтистую руку старичка. Тот улыбнулся. На миг удовлетворенность Короткова померкла. Что-то странноватое, наизловещее мелькнуло в голубых глазных дырках старика. Необычна показалась и ухмылка, обнажавшая сизые десны. Но тотчас же Коротков отогнал от себя противное чувство и засуетился.

– Стало быть, мне Параграф первый – Коротков вылетел на данный момент в Спимат необходимо бежать?

– Непременно, – подтвердил старичок, – здесь и сказано – в Спимат. Только позвольте вашу книжечку, я пометочку в ней сделаю карандашиком.

Коротков тотчас полез в кармашек, побледнел, полез в другой, еще пуще побледнел, хлопнул себя по кармашкам брюк и с заглушенным криком ринулся назад по Параграф первый – Коротков вылетел лестнице, смотря для себя под ноги. Сталкиваясь с людьми, отчаянный Коротков взлетел до самого верха, желал узреть кросотку с камнями, у нее что-то спросить, и увидал, что кросотка перевоплотился в уродливого, сопливого мальчишку.

– Голубчик! – ринулся к нему Коротков, – бумажник мой, желтоватый…

– Неправда это, – злостно ответил мальчик Параграф первый – Коротков вылетел, – не брал я, лгут они.

– Да нет, милый, я не то… не ты… документы.

Мальчик поглядел исподлобья и вдруг заревел басом.

– Ах, Боже мой! – в отчаянии воскликнул Коротков и помчался вниз к старичку.

Но когда он прибежал, старичка уже не было. Он пропал. Коротков кинулся к малеханькой двери, рванул ручку. Она оказалась Параграф первый – Коротков вылетел запертой. В полутьме пахло немножко сероватой.

Мысли завертелись в голове Короткова метелью, и выпрыгнула одна новенькая: «Трамвай!» Он ясно вдруг вспомнил, как нажимали его на площадке двое юных людей, какой-то из них худой с темными, как будто приклеенными, усиками.

– Ах, беда-то, уж вот неудача, – бурчал Коротков Параграф первый – Коротков вылетел, – это уж всем неудачам неудача.

Он выбежал на улицу, пробежал ее до конца, свернул в переулок и очутился у подъезда маленького строения противной архитектуры. Сероватый человек, косой и сумрачный, смотря не на Короткова, а куда-то в сторону, спросил:

– Куда ты лезешь?

– Я, товарищ, Коротков, Вэ Пэ Параграф первый – Коротков вылетел, у которого только-только украли документы… Все до одного… Меня забрать могут…

– И до боли просто, – подтвердил человек на крыльце.

– Итак вот позвольте…

– Пущай Коротков самолично и придет.

– Так я же, товарищ, Коротков.

– Удостоверение дай.

– Украли его у меня только-только, – застонал Коротков, – украли, товарищ, юноша с усиками.

– С Параграф первый – Коротков вылетел усиками? Это, стало быть. Колобков. Беспременно он. Он в нашем районе специяльно работает. Ты его сейчас по чайным отыскивай.

– Товарищ, я не могу, – зарыдал Коротков, – мне в Спимат необходимо к Кальсонеру. Пустите меня.

– Удостоверение дай, что украли.

– От кого?

– От домового.

Коротков покинул крыльцо и побежал по улице.

«В Спимат либо к Параграф первый – Коротков вылетел домовому? – поразмыслил он. – У домового прием утром; в Спимат, стало быть».

В это мгновение часы далековато пробили четыре раза на рыжеватой башне, и тотчас из всех дверей побежали люди с ранцами. Наступили сумерки, и редчайший влажный снег пошел с неба.

«Поздно, – пошевелил мозгами Коротков, – домой».

1-ая ночь

В Параграф первый – Коротков вылетел ушке замка торчала белоснежная записка. В сумерках Коротков прочел ее.

«Дорогой сосед! Я уезжаю к маме в Звенигород. Оставляю вам в подарок вино. Пейте на здоровье – его никто не желает брать. Они в углу.

Ваша А.Пайкова».

Косо улыбнувшись, Коротков прогремел замком, в 20 рейсов перетащил к для себя в Параграф первый – Коротков вылетел комнату все бутылки, стоящие в углу коридора, зажег лампу и, как был в кепке и пальто, повалился на кровать. Как зачарованный, около получаса он смотрел на портрет Кромвеля, растворяющийся в густых сумерках, позже вскочил и в один момент впал в некий припадок буйного нрава. Сорвав кепку, он кинул ее Параграф первый – Коротков вылетел в угол, одним взмахом скинул на пол пачки со спичками и начал топтать их ногами.

– Вот! Вот! Вот! – провыл Коротков и с хрустом давил чертовы коробки, смутно мечтая, что он давит голову Кальсонера.

При воспоминании об яйцевидной голове появилась вдруг идея о лице бритом и бородатом, и здесь Параграф первый – Коротков вылетел Коротков тормознул.

– Позвольте… как это так?.. – шепнул он и провел рукою по очам, – это что все-таки? Чего же это я стою и занимаюсь пустяками, когда все это страшно. Ведь не двойной же он по правде?

Ужас пополз через темные окна в комнату, и Коротков, стараясь не глядеть в их, закрыл их Параграф первый – Коротков вылетел шторами. Но от этого не полегчало. Двойное лицо, то обрастая бородой, то в один момент обрываясь, выплывало по временам из углов, сверкая зелеными очами. В конце концов, Коротков не выдержал и, чувствуя, что мозг его желает треснуть от напряжения, тихонечко зарыдал.

Наплакавшись и получив облегчение, он поел Параграф первый – Коротков вылетел вчерашней скользкой картошки, позже снова, возвратившись к окаянной загадке, мало поплакал.

– Позвольте… – вдруг пробормотал он, – чего же это я плачу, когда у меня есть вино?

Он залпом испил пол чайного стакана. Сладкая жидкость подействовала через 5 минут, – мучительно захворал левый висок, и жгуче и противно захотелось пить. Выпив три стакана воды Параграф первый – Коротков вылетел, Коротков от боли в виске совсем запамятовал Кальсонера, со стоном содрал с себя верхнюю одежку и, томно закатывая глаза, повалился на кровать. «Пирамидону бы…» – шептал он длительно, пока мутный сон не сжалился над ним.

Орган и кот

В 10 часов утра последующего денька Коротков наспех вскипятил чай, отпил без аппетита четверть Параграф первый – Коротков вылетел стакана и, чувствуя, что предстоит тяжелый, канительный денек, покинул свою комнату и перешел в тумане через влажный асфальтовый двор. На двери флигеля было написано: «Домовой ». Рука Короткова уже протянулась к кнопке, как глаза его прочли:

«По случаю погибели свидетельства не выдаются».

– Ах ты, Господи, – досадливо воскрикнул Коротков, – что Параграф первый – Коротков вылетел все-таки это за беды на каждом шагу. – И добавил: – Ну, тогда с документами позже, а на данный момент в Спимат. Нужно разузнать, как и что. Может, Чекушин уже возвратился.

Пешком, потому что средства все были украдены, Коротков добрался до Спимата и, пройдя вестибюль, прямо направил свои стопы в Параграф первый – Коротков вылетел канцелярию. На пороге канцелярии он приостановился и приоткрыл рот. Ни 1-го знакомого лица в хрустальном зале не было. Ни Дрозда, ни Анны Евграфовны, словом – никого. За столами, напоминая уже не ворон на проволоке, а 3-х соколов Алексея Михайловича, посиживали три совсем схожих бритых блондина в серых клетчатых костюмчиках и Параграф первый – Коротков вылетел одна юная дама с мечтательными очами и бриллиантовыми серьгами в ушах. Юные люди не направили на Короткова никакого внимания и продолжали скрипеть в гроссбухах, а дама сделала Короткову глазки. Когда же он в ответ на это растерянно улыбнулся, та высокомерно улыбнулась и отвернулась. «Странно», – помыслил Коротков и, запнувшись о порог, вышел Параграф первый – Коротков вылетел из канцелярии. У двери в свою комнату он поколебался, вздохнул, смотря на старенькую милую надпись: «Делопроизводитель », открыл дверь и вошел. Свет немедля померк в коротковских очах, и пол легонечко качнулся под ногами. За коротковским столом, растопырив локти и неистово строча пером, посиживал собственной своей личностью Кальсонер. Бугристые блестящие волосы закрывали Параграф первый – Коротков вылетел его грудь. Дыхание перехватило у Короткова, пока он глядел на лакированную плешину над зеленоватым сукном. Кальсонер 1-ый нарушил молчание.

– Что вам угодно, товарищ? – обходительно проворковал он фальцетом.

Коротков конвульсивно облизнул губки, набрал в неширокую грудь большой куб воздуха и произнес чуток слышно:

– Кхм… я, товарищ, местный делопроизводитель… Другими Параграф первый – Коротков вылетел словами… ну да, нежели помните приказ…

Изумление изменило резко высшую часть лица Кальсонера. Светлые его брови поднялись, и лоб перевоплотился в гармонику.

– Извиняюсь, – обходительно ответил он, – местный делопроизводитель – я.

Временная немота поразила Короткова. Когда же она прошла, он произнес такие слова:

– Как же? Вчера другими словами. Ах, ну Параграф первый – Коротков вылетел да. Извините, пожалуйста. Вобщем, я перепутал. Пожалуйста.

Он задом вышел из комнаты и в коридоре произнес для себя осипло:

– Коротков, припомни-ка, какое сейчас число?

И сам же для себя ответил:

– Вторник, другими словами пятница. Тыща девятьсот.

Он оборотился, и тотчас перед ним вспыхнули на людском шаре слоновой кости Параграф первый – Коротков вылетел две коридорных лампочки, и бритое лицо Кальсонера заслонило весь мир.

– Отлично! – грохнул таз, и судорога свела Короткова, – я жду вас. Отлично. Рад познакомиться.

С этими словами он пододвинулся к Короткову и так пожал ему руку, что тот встал на одну ногу, как будто аист на крыше.

– Штат я разверстал, – стремительно, отрывисто Параграф первый – Коротков вылетел и веско заговорил Кальсонер. – Трое там, – он указал на дверь в канцелярию, – и, естественно, Манечка. Вы – мой ассистент. Кальсонер – делопроизводитель. Прежних всех в шейку. И кретина Пантелеймона также. У меня есть сведения, что он был прислужником в «Альпийской розе». Я на данный момент сбегаю в отдел, а вы Параграф первый – Коротков вылетел пока напишите с Кальсонером отношение насчет всех и в особенности насчет этого, как его… Короткова. Кстати: вы незначительно похожи на этого подлеца. Только у того глаз подбитый.

– Я. Нет, – произнес Коротков, качаясь и с отвисшей челюстью, – я не подлец. У меня украли все документы. До одного.

– Все? – выкрикнул Параграф первый – Коротков вылетел Кальсонер, – вздор. Тем лучше.

Он впился в руку тяжело задышавшего Короткова и, пробежав по коридору, втащил его в священный кабинет и бросил на пухлый кожаный стул, а сам сел за стол. Коротков, все еще чувствуя странноватое колебание пола под ногами, съежился и, закрыв глаза, забормотал: «Двадцатое было пн, означает, вторник, 20 1-ое. Нет Параграф первый – Коротков вылетел. Что я? 20 1-ый год. Исходящий №0,15, место для подписи тире Варфоломей Коротков. Это означает я. Вторник, среда, четверг, пятница, суббота, воскресенье, пн. И пн на Пэ, и пятница на Пэ, а воскресенье… вскрссс… на Эс, как и среда…»

Кальсонер с треском расчеркнулся на бумаге, хлопнул по ней печатью и Параграф первый – Коротков вылетел ткнул ему. В это мгновение гневно зазвонил телефон. Кальсонер ухватился за трубку и закричал в нее:


parametri-ispolzuemie-pri-diagnostike-elektrooborudovaniya.html
parametri-karernogo-polya-glavnie-parametri-karera.html
parametri-marshrutov-dolzhni-udovletvoryat-trebovaniyam-tablici-2.html